English version

 

Меня всегда искренне восхищало любое сложное ремесло, занимало наблюдать за мастерами, одержимыми своим делом. Есть в этом какая-то особенная эстетика, волшебство. Как человек способен собственными руками сотворить предмет, который производит звук, а при помощи музыканта - мелодию, которая заставляет радоваться или плакать, вспомнить прошлое или вдохновить на новые свершения? Это чистая магия, в чем я недавно убедилась лично.

 

Когда я получила запрос из Жироны - одного из самых любимых моих городов - на съемку мастера по изготовлению скрипок, предвкушение захватило меня с головой. Скрипка - моя детская несбывшаяся мечта. И возможность увидеть процесс её создания своими глазами, а тем более, заснять его и поделиться со всеми, для меня была чем-то большим, чем просто фотопроект. 

 

Студия Эдуарда Ситджеса, одного из лучших в Каталонии мастеров по изготовлению скрипок, совсем небольшая - но именно это придает ей уют и очарование. Кругом раскидана бумага, опилки, стружки, эскизы, на всех поверхностях стоят банки с лаком и морилкой, стаканчики с неизвестными мне жидкостями для обработки дерева и много, очень много инструментов – точно таких же, какие можно было найти в подобной студии во времена Страдивари, ведь процесс изготовления скрипок остается неизменным уже много веков. Конечно, современные мастера не отказываются от такого блага цивилизации, как электричество, чтобы упростить себе задачу на некоторых этапах, но романтика процесса от этого, на мой взгляд, совсем не страдает. Понаблюдав за Ситжесом совсем недолго, я поняла, насколько непростое его ремесло: в музыкальном инструменте важна каждая деталь, любая мелочь влияет на звук – на его характер, глубину, силу, окраску, тембр. И малейшая ошибка может исказить или вовсе убить звучание. 

 

Любовь и страсть, с которыми Эдуард делает свою работу, зачаровывают. И это огромная удача, мощный источник вдохновения – снимать этот процесс. Я убеждена, что человек может быть успешен в своем ремесле, только если он по-настоящему одержим тем, что делает. Когда работа овладевает всеми твоими мыслями, когда результат появляется сквозь муки и переживания, когда после многих часов кропотливой работы ты в нем по-прежнему не уверен, и через эмоциональные падения и взлеты рождается новая скрипка – новое творение, увенчанное удовлетворением своего мастера. Каждый раз уникальная, ибо скрипка есть союз мастерства её создателя и таланта музыканта, для которого она сделана. И даже в руках разных скрипачей каждый инструмент будет иметь тот самый уникальный звук - звук своего мастера, голос рук Эдуарда Ситжеса.

 

Я постаралась через объектив передать вам ту магическую атмосферу, в которую мне посчастливилось погрузиться. В процессе съемки я задавала очень много вопросов, ответы на которые я решила добавить, чтобы познакомить вас с мастером поближе.

Я вырос под классическую музыку – благодаря отцу она звучала в нашем доме постоянно. Со временем я стал расспрашивать его о тех композициях, которые мне нравились больше других. Однажды, увидев по телевизору, как кто-то играет на скрипке, я заявил родителем, что хочу научиться играть на скрипке. И когда мне было четырнадцать, мы поехали с отцом в Барселону – в мастерскую, чтобы выбрать мне первую скрипку. Я влюбился в атмосферу, которая там царила, моментально. В скрипки, парящие над рабочим столом, в разбросанные инструменты, в запах, во все! С того момента я знал, чем хочу заниматься.

Когда я закончил школу, я проработал два года подмастерьем в той самой мастерской. После этого я три года учился в Англии, в одной из лучших школ мира по изготовлению скрипок. Закончив ее, я набирался опыта в одной из самых больших мастерских Англии.

Я не люблю торопиться в принципе, да и работа моя не предполагает спешки. Из моей мастерской выходит четыре-пять инструментов в год. Это могут быть четыре скрипки и одна виолончель. От начала – подбора дерева, до конца – покрытия лаком, работа занимает в среднем два - два с половиной месяца.

… это похоже на дружбу. Когда клиент приходит в первый раз, он старается узнать тебя получше. Если между нами появляется связь и понимание, это хорошее начало. Сначала клиент рассказывает, чего он хочет, объясняет, как бы он хотел, чтобы звучал инструмент, мы выбираем модель и дерево. После этого я начинаю работу. Некоторые клиенты хотят видеть каждый шаг, они приходят несколько раз, пока другие появляются лишь тогда, когда работа закончена. Когда инструмент готов, он должен звучать отлично, но через два года звучание будет еще лучше! На скрипке нужно играть, чтобы она раскрылась. И музыкант должен знать, как раскрыть потенциал, заложенный руками мастера.

Самый сложный этап работы – покрытие лаком, он же и мой самый любимый. Здесь очень сложно достигнуть желаемого идеального результата. Можно очень легко испортить скрипку, или, наоборот, сделать ее произведением искусства. В этот самый сложный процесс ты ныряешь с головой и добиваешься результата через настоящую боль и муки.


Яндекс.Метрика